ЮЖНЫЙ БРОНКС

Она совсем не говорила по-русски.
Даже с учётом одностороннего разговорника, что только усугубляло. Была средне-студенческих лет, курчава, приземиста. Но в меру. Улыбчива, даже смешлива, склонна к полноте, в шикарных штанах марки «Ли». На груди лежал "Никон", хотя формально он висел на смуглой шее.

Было лето 79-го. Кругом - мир труд май, а также, любовь комсомол и весна, «сиськи-масиськи» и прочие атрибуты. Короче - торжество развитого социализма, несгибаемого, как мои нынешние зубы из секретного фаянса. Зубной доктор в госпитале МВД минувшей осенью полуподпольно вклеила их мне взамен изношенных и сказала: «Гарантия – 10 лет. Может, больше». Потом что-то подсчитала в уме и задорно добавила: «А может, больше и не понадобится…»

Марксизму-ленинизму в 79-ом оставалось жировать приблизительно столько же, но кто ж тогда знал. Ничто не предвещало грядущих приключений - ликвидацию берлинского забора, например. Или - резкого обострения дружбы народов между собой. И уж, тем более - скоропостижного фотофиниша страны победившего социализма, оно же - первое в мире государство рабочих и крестьян.
А пока что - рабочие и крестьяне приставлены ко всякой полезной работе, до самозабвения уверены в завтрашнем дне, в часы досуга гуляют вдоль улиц городов и посёлков городского типа неорганизованными встречными потоками.

Невзирая на многообещающий статус «столица союзной республики», встретить на Крещатике настоящего иностранца – редкая удача. Румыны и монголы – не в счёт. Дебилы-студенты из свободолюбивых арабских стран Азии, Африки и Латинской Америки – тоже.
«Фирмы» (с ударением на «Ы» - это важно) в Киеве было ничтожно мало. Ну, а так, чтобы - реальный «амер», автохтон, уроженец какого-нибудь Род-Айленда или Западной Виргинии в пятом поколении, да при правильном прикиде и белокурых зубах, вроде моих сейчас, так это, как нос к носу марсианского пришельца повстречать на жизненном пути – и то, пожалуй, шансы были выше. Одно слово - большая деревня. По сравнению с Нерезиновой - провинция, со всеми вытекающими провинциальными ограничениями.

Итак, исходная позиция - руки на ширине плеч, одна тыща девятьсот семьдесят девятый год, август, малёвнычый Хрэщатык.
Как вдруг, посреди снующего туда-сюда тротуара стоит себе приличный с виду человек (девушка) и на ломаном языке жестов спрашивает у вас по-американски дорогу в неведомую даль.

- Портвейн будешь?- неожиданно говорит один из нас, крайний справа.

Мы – это, прежде всего, я. Плюс ещё два аналогичных персонажа антисоветского возраста в процессе культурного отдыха на природе.
Старина Пушкин описал бы любого из присутствующих примерно так: картёжник и бретёр, игрок и дуэлянт. Потом почесал бы свой абиссинский бакенбард и добавил: младой повеса, мот, жуир и бонвиван.
Наши родители были не так талантливы, как Александр Сергеич, поэтому их регулярные отзывы о нас звучали менее презентабельно.

- Вайн… Понимаешь?.. Вэри гуд вайн - два двадцать семь.

Сказывалось безуспешное, но многолетнее, изучение заморского языка в английской спецшколе. Но, вот, пригодился-таки в трудную минуту скудный словарный запас и такое же оксфордское произношение.

Молдавский портвейн девушке, в целом, понравился. Хоть и не сразу.

В процессе перекрёстного допроса было установлено, что она – 1) из Нью-Йорка (Колумбийский университет), 2) приехала в СССР шпионить в пользу ЦРУ, 3) успела уже нашпионить в Москве, Ленинграде и мелких мухосрансках «золотого кольца». Теперь, вот, дескать, Киев, и - домой, в Лэнгли, писать отчёт по древнерусской архитектуре. В настоящий момент - то ли отстала от своих, то ли целенаправленно заблудилась, и оттого нуждается в надёжных провожатых, чтобы не сойти с ума окончательно. Зовут – Дженифер.

- Слышь, Женька,.- переименовали мы её на свой манер, - Нахера та лавра? Давай, мы покажем тебе правильный Киев, а открытки потом купишь в любом киоске.

Стакан портвейна, как обычно, натворил чудес – девушка стала отчасти понимать незнакомую речь, поэтому охотно согласилась. Слежки за вражеским агентом со стороны отечественных спецслужб мы не обнаружили. Настроение было жизнерадостным, практически – комсомольским. Ситуация сулила массу эстетических и экономических преференций.
Должен сразу предупредить – всё закончилось хорошо, без происшествий и жертв. Ибо эта повесть - о любви. А там, где царит любовь – жертвы, как известно, неуместны. .

На первом же привале Жека изъявила желание выучить русский язык. Психологически она была готова уже давно, минут двадцать. Но окончательное решение созрело внезапно, прямо в гастрономе. Задача не показалась нам невыполнимой, потому что при социализме в жизни всегда было место подвигу, а любое дело - по плечу.

- Давай, бегом, - предложил самый беззаботный из нас, - Главное - это выучить матюки, с матюками не пропадёшь. Слова короткие, отчётливые, легко воспринимаются на слух. От одного корня тут тебе и глагол, и прилагательное, и междометие, а то и деепричастие совершённого вида. Многие местные на остальной словарный запас даже не отвлекаются.

Тут уже дал о себе знать первый курс филфака КГУ, хоть и с переэкзаменовкой на осень.

Обучение длилось недолго. Но продвигалось быстро, потому что базовых слов среди ненормативной лексики, как известно - раз, два и обчёлся. А относительно производных понятий Дженифер задавала наводящие вопросы. Ответы она записывала заграничными буквами в завидный блокнот с диковинной перфорацией. Например:

- Как будет на этом вашем the slang, например, крайняя степень разочарования в каком-либо предмете?
- Ну, скажешь «хуйня», for example, - предложили мы как вариант, - и фэйс кислый сделай.
- Wow! HOO… IY…NIA, - старательно выводила транскрипцию Жека, попутно озвучивая, - У…Й…НЬЯ…
- Пометь буковкой «f», женский род, - уточняющая подсказка.
- Wow!!! Это женский? А почему производное слово – женского рода, когда основное – мужского?, - смышлёная попалась очень.
- Ну, «ось така хуйня, малята», - словами классика процитировал самый начитанный из нас, - Нет логики, согласен.
- А как выразить наоборот - очарование, удивление, восторг?
- Ты, Жека, учти - многое зависит от интонации. Если применить глагол, безличную форму – «охуеть», то глаза при этом должны быть круглые, слегка на выкате, иначе опять получится «хуйня», а не восторг. Андерстэнд?
- Yeah, thanks…
- Поэтому, лично мы рекомендуем наречие - «охуенно». Или даже - «охуительно». Оно и с нейтральным лицом нормально будет. Но восклицательный знак, в этом случае, обязателен. Лучше – три.
- OHU…ITE…LY…NO, - аккуратно заносится на скрижали, - ОУ… ИТЕЛЬ…НОУ!!! – читается вслух по слогам, но очень громко и внятно.
- Хулиганьё, - предупреждая претензию пожилой пары в одинаковых стоптанных босоножках, хохочем мы втроём и тычем пальцами, - Сталина на неё нет.

Нам хорошо, смешно и беззаботно. Язык выучен, портвейн есть, деньги на следующий портвейн – тоже. Фьючерсная сделка на поставку в СССР пластинок «Пинк Флойд» и модных ковбойских штанов практически заключена, прогулка в разгаре. Впереди нас ждут каменные джунгли Подола. Ну, ведь хорошо же, isn’t it?

Напомним, улица Андреевский спуск, ниже собственно одноимённой культовой постройки, тогда ещё не была популярной туристической меккой. Более того, местные туда без крайней надобности тоже не стремились. На Гончарку же с Кожемяками лучше было и вовсе не соваться в тёмное время суток, если ты не экстремал или не многопьющий краевед-любитель. Не то, чтобы там резали на запчасти всех вновь прибывших, это могло быть скорей исключение, чем теорема Пифагора. Но страха и впечатлений хватало и без прямого рукоприкладства. Потому что это был не просто тот Подол 70-х, ужасный и прекрасный, который не описать в полтора абзаца. Это был его Апофеоз.

Туда мы и заманили на обзорную экскурсию девушку Дженифер, действующего гражданина США, жительницу мифического города контрастов Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, то есть, практически, небожителя.

Мы, конечно же, рассчитывали на определённый эффект – программа была уже неоднократно обкатана на дружественных прибалтах, впечатлительных соотечественницах и даже на одном немце-неформале из ГДР.
Но девушка Дженифер установила всесоюзный рекорд – он была сражена наповал. Пускай каждый вспомнит крайнюю степень собственного душевного потрясения. И умножит полученную цифру, например, на восемь.
"Пароксизм эстетического шока", - умничали мы потом, вспоминая.

- О, майгад! South Bronx, South Bronx…- металась по влажной брусчатке разбушевавшаяся Дженифер, ведя беспорядочную стрельбу из хвалёного «Никона».

Улица Ладо Кецховели, центральная магистраль этих подольских фавел дружелюбно хохотала ей в ответ запахом борща и креозота, отслоившейся от цокольного этажа кирпичной кладкой на деревянных подпорках, дизайнерскими окнами замысловатого дизайна, как остеклёнными, так и остеклёнными частично.
Бывшая Воздвиженская даже до революции имела самую младшую, 4-ю категорию комфота. Дальнейший социализм мало что изменил, лишь усугубив. То ли - к счастью, то ли - я не знаю…

Плёнка кончилась очень быстро. Запаски не было.

- Fuck, - выругалась Жека от досады, но быстро исправилась, - БЛЬ…ЙАТ!

Потом мы снова пили по очереди дороговатый молдавский портвейн (2 руб. 27 коп – 0,7 л). Она восхищалась удобствами во дворах, белоснежными и благоухающими, как вся личная гигиена того времени, сидела на приусадебных скамейках, сбитых из всего, что попало под умелую руку местного полуеврейского населения, болталась на ветках меж буйных, но беспорядочных, плодово-ягодных дерев и обильного, в человеческий рост, кустарника дикого каннабиса.
Подольские полногрудые тётки из распахнутых окон беззлобно ругались в пространство. Кое-где их непутёвые мужья страдали от жары и похмелья. Замурзанные дети лениво резвились.

- South Bronx, South Bronx…- всю дорогу приговаривала Женька.

Малоизвестный революционер Кецховели смотрел на это всё из своей большевистской преисподней и тихо радовался за нас, теребя гордые кавказские усы.

«Видимо, нечто похожее есть и у них там, на берегах Потомака»,- догадывались самые догадливые из нас, хотя, в качестве тамошней клоаки, нам был известен лишь Гарлем, и то ошибочно – исключительно со слов Валентина Зорина и его единомышленника В. Дунаева.

- Что Саут Бронкс?
- Frightful district… But I like it, - она полистала записной блокнот, - Thanks guys, it’s… it’s… OHU…ITE…LY…NO!!!

ПОВЕСТЬ О НАСТОЯЩЕМ ЧЕЛОВЕКЕ

ПРЕАМБУЛА.
Был когда-то такой анекдот:

Подол. Житний рынок. Мясо-молочные ряды.
За прилавком скучает пресловутый Рабинович. На прилавке - что-то малопонятное, аккуратно расфасованное в мелкую стеклянную тару.
С противоположной стороны торговых баррикад - не менее пресловутая Роза Моисеевна. Спрашивает:

- Рабинович, здравствуйте. Первый раз вижу вас при таком товаре. Что это?
- Говно.
- ???
- Что вы мне тут делаете таких глаз, уважаемая? Обычное говно. Моё.

Роза Моисеевна возмущена:

- Как вам не стыдно, Рабинович? Мало того, что вы приносите сюда эту гадость, так вы ещё и хочете за неё наших трудовых денег?!
- Мадам Резник, я уже ничего в этой жизни не хочу. Но, может, кому-нибудь понадобятся плохие анализы...

ПОВЕСТВОВАНИЕ.
Я тоже раньше думал, что все политические анекдоты сочиняются в недрах КГБ. Мотивация комитетчиков казалась простой и понятной. С одной стороны - удобная форсунка для выпуска излишнего пара всенародного ликования. С другой - всегда есть кого привлечь по всей строгости революционного закона, если по другой бухгалтерии, скажем, недобор...

Еврейские анекдоты, безусловно, сочинял спецотдел из кагэбистов-евреев, в чине не ниже подполковника. Тут тоже всё ясно, потому что поручить это дело группе каких-нибудь старлеев-антисемитов - выйдет себе дороже.
Так думал я на заре биографии, воспитанный школьной комсомольской ячейкой и прочими, не менее многолюдными, организациями.

Потом жизнь внесла существенные коррективы. Причём, как-то сразу и навсегда, отчего сама стала напоминать бесконечный анекдот, с мелкими перекурами на неприятности, не менее анекдотичными, как выяснилось со временем.

Итак, возвращаемся к ситуации, описанной в преамбуле под видом анекдота.
1995 год. Барахолка на Сенном базаре времён расцвета. Кто помнит, тот вздрогнет. Как на мой вкус - рай должен выглядеть именно так. Ну, как вариант.
За какие-то смешные копейки в виде купоно-карбованцев там была приобретена куча незаменимых в хозяйстве вещей, например: а) настоящий саквояж из ложного крокодила, б) исправный дореволюционный брегет без стрелок, ц) скрипка Страдивари (для подростка, разукомплектованная). И это - только самое незаменимое на фоне прочих увлекательных приобретений...

Картина следующая.
Раскладная табуретка из брезента. На ней сидит дедушка без явных признаков инвалидности и прочих особых примет. За плечами - трудовая биография на какой-нибудь "Ленинской кузне". У ног - клеёнка, где ожидает своего покупателя его нехитрый техногенный скарб. Среди прочего полуантиквариата - электролампочки, штук десять, в характерных гофрированных картонках, с виду совсем, как новые.

- Почём ваши лампочки? - интересуется интеллигентная девушка средних лет, судя по одежде, учительница географии.
- Пять тыщ, - отвечает деловито.

Пять тысяч - это грядущие через год 5 копеек. То есть - не деньги. В магазине (если повезёт!) цена на это произведение армянского искусства - тысяч сто (будущая гривна) или около того. То есть - цифры не сопоставимые.

- А на 60 ватт есть? - заметно оживляется географичка в предчувствии полезной и выгодной покупки.
- Смотреть надо, выбирай...

Та начинает выбирать, и её настроение постепенно ухудшается:

- Позвольте, но они же все неисправные! - растерянно возмущается несчастная женщина, - Смотрите, ниточки эти болтаются, а кое-где вообще нету.
- Ну, правильно, - подтверждает дед, - потому и недорого отдаю.
- Как вам не стыдно! Пожилой человек, возможно ветеран, а продаёте испорченные вещи! Да кому же они нужны, эти ваши горелые лампочки, хоть за пять копеек, хоть даром?! - звучит не как вопрос, а как утверждение.

Дед, ничуть не обидевшись, а даже наоборот, говорит следующее напутственное слово:

- А вот, как раз, тебе - и нужны, дочка. Ты, как я посмотрю, не из Рокфеллеров. Поэтому - покупаешь у дедушки лампочку за пять тыщ, идёшь к себе на работу, смотришь по сторонам, чтоб никто не видел, вывинчиваешь исправную лампочку, а вместо неё вкручиваешь дедушкину. И ты со светом, и школьный завхоз при деле, и дедушке копеечка...

МОРАЛЬ.
Вдумчивый читатель из всего вышесказанного придумает себе мораль самостоятельно, а мнение прочих автора совершенно не интересует.
..............................................................

ЭЙНШТЕЙН, РАВНЯЙСЬ, СМИРНО!

На военной кафедре КПИ где-то на стыке 70-х и 80-х годов прошлого века блистал некий отставной то ли майор, то ли подполковник, в целях секретности назовём его нейтрально - Иванов. Сильно умные политехнические студенты любили его за военную выправку и набор юбилейных медалей о безупречной службе. Ну, и за знания любили, само собой, зачастую расширявшие привычные научные горизонты.

Однажды, в процессе изучения какой-то военно-патриотической дисциплины, внезапно возник разговор о теории относительности Эйнштейна, которым злокозненная аудитория пыталась загнать заслуженного педагога в тупик и там надругаться. Заслуженный педагог был не робкого десятка, и подрядился доказать эту самую теорию легко, за 5 минут, с помощью мела, ржавого угольника и замысловатых формул.

- Вот! - строгим командирским голосом отрапортовал он, спустя где-то полчаса, - Теория относительности доказана, что и требовалось доказать.

В этом месте, по сценарию советских (ещё чёрно-белых) художественных фильмов, аудитория должна была взорваться бурными продолжительными аплодисментами, переходящими в овацию. Но - нет. Будущие лейтенанты запаса оказались менее эмоциональны, чем их экранные прототипы. Более того, за научными изысканиями майора (подполковника) Иванова мало кто следил - нашлись дела поважнее: кто-то доучивал на пересдачу сопромат, кто-то резался в карты, на заднем ряду разливали портвейн.
И тут, как всегда, из всех сильно умных временно рядовых нашёлся самый умный, в целях анонимности назовём его, например - Гридасов. Невзирая на портвейн, студент Гридасов тоже знал многие законы Ньютона, а некоторые формулы помнил ещё из школьного курса математики за 8-й класс. Поэтому, вот его текст:

- Товарищ майор! Я дико извиняюсь, но у вас тут в третьей строчке получается, что синус равен одна целая и двадцать три сотых. Но ведь он не может быть больше единицы, единица - это максимум, объясните...

Заслуженный подполковник (он же майор) спокойно сверил показания Гридасова со своими чертежами, вытер белые от мела пальцы об такую же непрезентабельную тряпку и, чеканя каждое слово, убедительно развеял сомнения скептиков:

- Курсант Гридасов, вы сейчас рассуждаете как сугубо гражданское лицо. Запомните, в военное время значение синуса может доходить до двух. А в исключительных случаях - и больше!

- Но, товарищ майор, наука...

- При чём здесь наука, Гридасов? Это же секретные военные разработки, наука пока что может и не знать!

Глыба был, а не мужик. Не то, что некоторые тут...
...................................

САТРАП, ДУЭЛЯНТ И КАМЕРГЕР

"Под голубыми небесами
Великолепными коврами,
Блестя на солнце, снег лежит;
Прозрачный лес один чернеет,
И ель сквозь иней зеленеет,
И речка подо льдом блестит".
________________________
Как мы теперь знаем, А.С. Пушкин был никакой не декабрист, а как раз наоборот - сатрап, дуэлянт и камергер. Своих крепостных помещик Пушкин обычно угнетал и эксплуатировал, в частности, заставлял сочинять стихи, из которых потом выбирал подходящие и цинично выдавал за свои. Особенно доставалось, в этом смысле, няне Арине Родионовне:
- Бли-и-ин... Ну, ё-маё...- любил говаривать гений, прочитав очередной опус малограмотной, но просвещённой, крестьянки, - Для того ли меня сам Державин, в гроб сходя, благословил, чтобы ты мне тут рифмовала "чернеет-зеленеет", дура?! Или вот это вот: "лежит-блестит" - это что? По мне уж лучше: палка - селёдка. На этом фоне даже чарующее "коврами-небесами" - просто какой-то апофеоз российской изящной словесности.
- А может, по сто пятьдесят, барин? - неожиданно предлагала хитрая няня,
- Кружка при мне. - Поди прочь, алкоголичка! - дружелюбно гнал её поэт кочергой, - Это же чем надо было думать - чернеетзеленеет, мля...
Как видим, Пушкин был весьма строг.
Но справедлив.

ЭПИЗОД

На Груше был смешной эпизод. Первая газовая атака. Сквозняк в нашу сторону. В интернете сразу предложили антирецепт - лимоны. Делать нечего, иду в шестой гастроном, беру кулёк заморских фруктов - и на Грушевского. Тут следует отметить, что на меня эта перечная смесь, почему-то, не производит ожидаемого эффекта. Возможно, сказывается длительное общение с другими отравляющими веществами, включая лакокрасочные. Все присутствующие трут глаза и дышат в шарф, начиная с поворота на Крещатик. А я с лимонами иду себе, только периодически чихаю. По пути девушке ростом с меня, судя по всему - фотомодель, был вежливо предложен этот гипотетический антидепрессант поштучно. Она жалобно кашляла, но отказалась. Дальше возник вопрос, а кому же, собственно, их отдать. Желательно, оптом. Кругом суета. Между девушками в дорогих шубах снуют люди в касках и пахнут бензином. Поэтому, было принято неожиданное решение обратиться непосредственно к участнику событий. - Лимоны? То - на пэрэдову. Страха не было. Сейчас я бы ещё подумал. Но тогда - не было. Прям под догорающим автобусом застаю следующий пейзаж Сидят в кружок штук шесть пацанов и пара девчонок. На корточках.Спасаясь от воздействия газа. Потому что, как известно из учебника физики - газ, по-любому, рано или поздно устремится вверх. А снизу, мол, можно переждать. Ну, теоретически. И тут сверху появляюсь я, весь такой, условно гламурный, с пакетом лимонов. - Опа, лимончики приехали, живём.

ПАРОЛЬ

Если кто-то думает, что моя жизненная дорога была усыпана, исключительно, лепестками роз, могу успокоить - это не так. Были и препятствия. Например, ровно семнадцать лет назад, где-то в это же время, мне и моему другу Гридасову неожиданно приходит в голову совместная мысль - хватит встречать новый год, пора уже и собаку погулять. Маленькая проблема - мы встречаем новый год на Жилянской, а собака живёт около метро "Дарница". Активистам Гринписа просьба не беспокоится - с собакой всё хорошо, если не считать естественную смерть четыре года спустя. Животное находилась под неусыпным контролем всех соответствующих спецслужб. Женский состав семьи утром прощально выгулял собачку и благополучно отбыл посредством железнодорожного транспорта на историческую родину, не будем их за это осуждать. Но вечерняя прогулка - это уже не столько священный долг, сколько почётная обязанность. Короче, отвлекаемся на душещипательные нюансы. А дело было так. Нас обоих на перроне метро винтят крещатицкие менты. Причём, как потом выяснилось, стартовой причиной явилось не моё легкомысленное поведения, а внешний вид Гридасова, А он, если не присматриваться - вылитый чеченский террорист. За исключением того, что не террорист. Да, в принципе, и не чеченский. В процессе задержания, которое 3-го января, с любой вменяемой точки зрения, является незаконным по-определению, было много всякого взаимного общения пополам с перепалками. Но трижды звонил милицейский телефон, на что сержант неизменно отвечал - "Ереван". Мы, разумеется, были отпущены на свободу с чистой совестью. Но возникла проблема - на "Дарнице" в это время могут и не налить, а на "Черниговской" - круглосуточно, невзирая на все житейские катаклизмы. Дальнейшие события описывает милиция по рации. - Тут двое идут, скользят, падают и смеются. - Вы не знаете, что делать? - Знаем. Но они говорят "Ереван" - Значит - свои. Сопроводить до места безопасной дислокации.

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ВОСПРИЯТИЯ

собралась компания в небедном доме хозяин гумилёва может пол-вечера наизусть декламировать жена в своё время на всякий случай консерваторию окончила по классу арфы дошла очередь до анекдотов а среди гостей если быть до конца честным не все учились в пажеском корпусе ржут над всякой пакостью что с нуворишей взять плюс водка замечают что мой друг давид художник-портретист в разговоре не участвует он им отвечает я анекдотов не люблю в принципе поскольку считаю что это остроумие тех у кого его нет но если вы настаиваете вот вам анекдот из разряда шедевр - подходит герасим к капитану титаника и говорит животное с собой не захватите? - ну все под стол само-собой невзирая на пробелы в воспитании проходит пол-часа а хозяйка которая арфистка с красным дипломом какая-то задумчивая сидит и вдруг говорит я наверное что-то не так поняла он же немой

НОВОГОДНЯЯ РЕЧЬ

21 июня 1970 года. Я отбегал своё с мячом во дворе, мама уже позвала из окна домой. Во-первых: купаться, а во-вторых: по чёрно-белому телевизору "Огонёк-2" - финал чемпионата мира Бразилия-Италия, а там: Жаирзиньо, Тостао, Герсон, Ривелино, Клодоальдо и, само-собой, Пеле. Я, с одной стороны, понимаю фанатов Марадоны или нынешнего Месси, но, с другой - так может думать только человек, который никогда не видел Пеле. Дальше события развивались так. С точки зрения мамы, мальчики во дворе делились на хороших и плохих, даже с сегрегацией по возрасту. По её мнению, дружить я мог, исключительно, с ровесниками (9 лет, на тот момент), А, например, сосед сверху через этаж, Саня Носов (кличка - Носик), хулиган и оторва, никакая мне не пара. Три года разницы - тогда была пропасть, это даже я понимал. Но, всё-равно, это был один двор, а своих в обиду не давали: во дворе могут чмырить, подтрунивать, обижать, давать подзатыльники и прочие физические наказания. Но, ты только попробуй задеть "нашего" кому-нибудь из посторонних. Короче, Носик - был такой себе авторитет. Сейчас он, кстати, стоматолог. И у него, у первого, появился переносной магнитофон "Романтик", очень удобная штука - с одной стороны, и музыкой насладиться можно, но и в драке - незаменимая вещь. Ручка крепкая, набор пластмассы достаточно увесистый. Произошло следующее. Я уже тороплюсь домой, исходя из двух вышеизложенных причин. А плохие пацаны из деревянной беседки говорят: - Кула, иди сюда. Всякий, на моём месте, заподозрил бы что-то недоброе, но деваться некуда. Захожу в павильон, рассчитывая, максимум - на какое-то унижение, минимум - на подзатыльник. Хотя и сопротивлялся, как потом утверждали участники событий. А Саня неожиданно говорит: - Короче, никуда не пойдёшь - слушай. Это тебе - не "битлс" Описание дальнейших ощущений может занять слишком много времени и букв, поэтому ограничусь. Он нажимает на чёрную клавишу. Я вслушиваюсь в шипение примитивной акустики, но слышу какой-то вздох, а потом вступает Джимми Пейдж с этим жёстким рифом (я эти слова узнал значительно позже), который стоит в голове уже, считай, пол-века. Это был "Лед Зеппелин - II" Удивительное совпадение дат - ту сборную Бразилии я считаю величайшей в истории футбола, а "Whole Lotta Love" - абсолютным достижением в истории музыки. Вот, вы говорите - Новый год... А у меня в тот день началась Новая Жизнь.

МАМА

Мама моя, ныне покойная, Татьяна Максимовна, урождённая Василенко, была человек страшно законопослушный, всю дорогу боялась, что меня посадят "за антисоветчину", интересовалась "где ты всего этого набрался", "был же нормальный ребёнок" и "вот только не надо всё на Сталина валить"... Но тут, уже в достаточно зрелом возрасте пошла она в ЖЭК оформлять очередную льготу, согласно своей безвременной инвалидности 2-ой группы по общему заболеванию. А ей там говорят: - Никаких проблем, уважаемая. Только, у вас паспорт - слегка просроченный, нужно вклеить новую фотографию, и всё будет о'кей. Что тут скажешь - закон есть закон. Конечно, пришлось маме немного потратиться на фотосессию в Доме быта, но грядущая льгота была так близка и желанна... Возвращается через неделю. Происходит следующий диалог: - Вклеили уже? - Да. - Ну вот, и отлично, Татьяна Максимовна. Теперь льгота - ваша по-праву, берите и пользуйтесь. Но законопослушная Татьяна Максимовна, переминаясь с ноги на другую ногу, продолжает вести себя как-то неусидчиво, как бы, не все ещё вопросы утрясены: - А вы, разве, печать там поставить не должны? - Где? - В паспорте. - Какую? - Ну, я там на предыдущих фотокарточках смотрела - есть такой вдавленный штамп "паспорт ссср"... Повисает пауза, превосходящая по продолжительности знаменитую немую сцену из "Ревизора" в полтора раза... Жековская девушка-функционер, в причёске по последней моде журнала "Бурда" (подшивка за 1973), спрашивает, имея круглые глаза: - А разве вам там его не поставили? - делая акцент на слове "там". На что Татьяна Максимовна законопослушно спрашивает: - Где? - Ну там, где вклеивали... - Нет. Я сама аккуратно вырезала ножницами и приклеила. Вы не переживайте, достаточно надёжно. Это же ПВА - мой сын его очень хвалит...

ХОККЕЙ ИГРА НАСТОЯЩИХ МУЖЧИН

чего-то вспомнилось воспоминание семьдесят второй год мы играем с канадцами в хоккей а они все без касок как мы уже привыкли фил эспозито братья маховличи жан-поль паризе до сих пор звучит как музыка красавцы это не только моё мнение а тут у меня во дворе один канадец снимает жильё вежливый пахнет от него хорошо врать не буду а ночью заехать во двор не может потому что двор под охраной а дежурный спит вот так был развеян миф о непобедимости канадских профессионалов

ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ

только что был свидетелем ситуации одна менее молодая девушка говорит другой относительно более молодой а у тебя ногти не настоящие после этого началось а я стою в стороне к своим пальцам присматриваюсь

О ВЗАИМОПОНИМАНИИ

встречаю как-то друга с популярной ныне фамилией тимошенко а он мне ты ж ничего не знаешь жора павлюченко теперь женщина мы с жорой никогда не были то что называется друзья но когда он уезжал в израиль снял с руки часы ракета и подарил под центральным входом в главпочтамт оба плакали потом такая информация а у меня ж фантазия неограниченная я представил как себя ощущает человек рождённый женщиной а тело мужское при этом ты еврей и достаточно грузный это кошмар учитывая что любой малозначительный прыщик на носу был в то время источник массы проблем я всё-равно люблю жору как бы он там сейчас не назывался часы кстати ходят до сих пор

О ЛЮБВИ

как-то обсуждал с одной свободной девушкой вопрос что такое любовь мнения конечно разделились она настаивала на приоритете чувств я больше склонялся в сторону ощущений потом вдруг вспомнил одну из своих первых любвей и говорю понимаешь не знаю как у тебя но с моей точки зрения любовь это когда ногти из пальцев вылазят а тебе не страшно я мало кого люблю в этой жизни по определению но тут вдруг год назад пришла в голову мысль об украине родина то сё я сперва задумался потом сопоставил ощущения многое совпало

О МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЙ ГАРМОНИИ

житний рынок особенно после архитектурной реконструкции мало чем отличается от любого другого базара за исключением того что это подол а в советское время кормиться "с базара" могли себе позволить не многие разница цифр была в среднем пятикратная хочешь иди в гастроном на углу бери вкусный творог производства отечественной мясо-молочной промышленности по 24 копейки за кило а уж если гурман добро пожаловать на базар и за полтора рубля тебе небо в алмазах однако уже и к качеству товара требования повышенные так вот приходит за молокопродуктами девушка с фамилией люба фельдман хотя по национальности коренная татарка а это с точки зрения поругаться с торгующими лучше не придумаешь но в тот день люба была настроена относительно лояльно ходит пробует где-то на пятом варианте завязывается диалог - свежий? - свежайший только отжала - а почему жёлтый? - ну это цвет такой - молчаливая пауза на период дегустации и люба фельдман говорит неожиданно дружелюбный текст женщина он же кислый как вам не стыдно такое на базар привозить а та глаза отводит мечтательно по диагонали вверх и говорит свой контраргумент а куда ж мне его ещё девать не выбрасывать же

КОЕ-ЧТО О ПУНКТУАЦИИ

мучила меня дилемма всю дорогу с одной стороны я не поощрял рассказы друзей и знакомых об их эротических достижениях а с другой внутренне ощущал разницу между устным народным творчеством и художественной литературой которую читаешь глазами там есть всегда некоторые разночтения с точки зрения восприятия так вот произошёл со мной будучи археологом в херсонских степях следующий лингвистический апокалипсис многие знают чего только не начитаешься в общественных туалетах даже с иллюстрациями но я юноша начитанный был меня мало чем удивишь а тут захожу по делу в заведение традиционной архитектуры в центре колхоза-миллионер где у нас была база наивно надеясь что посещаемость там невысокая учитывая что кругом колхоз-миллионер но оказалось что я неправ посещаемость среднестатистическая сижу себе противоположную стену изучаю на предмет археологии и вижу среди прочего на первый взгляд традиционный текст "хуй" но к нему той же рукой пририсованы три восклицательных знака я попытался это прочесть вслух с учётом пунктуации но у меня не получилось

СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО БЫЛО

у детей моего поколения было счастливое детство невзирая на социализм и борьбу за мир но были и обязанности как то знать по именам всех пионеров-героев выбивать по воскресеньям ковёр на специальном устройстве во дворе а также заряжать два сифона в пункте зарядки сифонов ходить в гастроном с трёхлитровым эмалированным бидоном за разливным молоком и стоять в очереди за свежим хлебом хотя его уже тогда было в переизбытке но очереди по инерции остались ну так вот эти несложные походы за продовольствием были всё-равно путешествие с приключениями потому что во дворе друзья футбол штандер пекарь первые расплывчатые фотографии битлов и голых девушек то есть занятие по вкусу всегда себе можно придумать был смешной персонаж он пока из хлебного возвращался с буханкой украинского ровно половину и отъедал причём не в смысле голода разумеется а из чисто эстетических соображений мама его конечно ругала до поры до времени но потом смирилась и говорит ладно раз такое дело купи полторы буханки вот тебе 24 копейки под расчёт домой он принёс две половинки

ОБ ОТНОШЕНИЯХ

тут возник вопрос о первоисточниках так вот история из жизни наркологическое отделение луганской областной маргарита заведующая отделением упорный сторонник заместительной терапии то есть человек адекватный понимает что сражаться с пороком бессмысленно одноклеточные других слов не понимают а там таких подавляющее большинство учитывая специфику региона но будучи всё-таки врач тем не менее спасла многих до поры до времени чередуя трамадол с плацебо и наоборот ну а на выходные понятно у врачей выходной никто ж там не будет с этими уродами зимовать тут из палаты выходит один весь зелёного цвета беж и просит нянечку дайте таблетку та моет пол говорит иди отсюда какую тебе таблетку разве что цианистый калий остался пациент задумался нет говорит то как-то не так называлось потом через полчаса приходит назад говорит ладно давайте та заволновалась типа что а тот ну как что что ну ото шо вы говорили

О НЕТРАДИЦИОННОЙ МЕДИЦИНЕ

врачи как известно люди юмористические это профессиональное причём со студенческой скамьи где это в своё время всячески поощрялось и культивировалось так вот был в воршиловградском ныне луганск мединституте студент позывной халё как сейчас принято по фамилии чистый потом он чуть главным кардиологом города не стал но не сложилось а оно ж военная кафедра по-любому стоят они строем будущие врачи хозяева жизни равняйсь смирно военрук там тоже был отдельная история фамилию забыл говорит юноши прошу прощения шаг вперёд все вышли а халё стоит военрук ему дополнительный вопрос чистый вас что не касается тот ему не могу товарищ майор у меня уважительная причина prolapsus uteri девочки зарделись юноши хихикают мхатовская пауза но военрук не лыком шит что вы нам тут чистый рассказываете я с этим вашим проляпсус утери всю войну прошёл

В МИРЕ ЖИВОТНЫХ

был у меня как-то в детстве хомяк а папа мой поскольку сельский то из домашних животных был согласен терпеть только комаров но с другой стороны он согласен был терпеть и меня частично это распространилось и на хомяка а тот жил в условиях свободного выгула многих это веселило и вот однажды приходит папа из своего райотдела и говорит или я или он все забеспокоились оказывается он чехвостит своих ментов мол кривая преступности опять пошла вверх а они ржут говорят степан адамович а что это у вас за дырочки такие смешные на мундире наверное моль а эта сволочь оказывается проел все чернильные пятна у него в карманах причём аккуратно как моль никогда не думал что хомяки питаются чернилами мы ж его особо не ограничивали

О СОЛИДАРНОСТИ ТРУДЯЩИХСЯ

а вот ещё наблюдение была на вокзале специальная касса на втором этаже слева от чучела для льготников я уже давно в общих очередях перестал стоять а тут персонаж вдруг нервный его видать по тому вокзалу уже поносило изрядно хотя невооружённым взглядом видно что инвалид я такое отношение к заслуженному человеку не приветствую мой ровесник жара белая нейлоновая рубашка ордена оттягивают эту псевдоткань а тут я джинсы с дырками волосы девичьи борода окладистая тогда ещё росла говорю спокойно я могу и вперёд себя пропустить если это принципиально он так смотрит на меня оценивает и говорит вопросительно кандагар баграм герат я отвожу взор и скромно говорю сан-сальвадор он говорит брат я к тебе претензий не имею

О ВРЕДЕ АЛКОГОЛИЗМА

лет семь назад тоже были предновогодние настроения пришлось лечиться в генделыке у метро дарница завязался разговор человек предлагает купить уникальный чёрный бриллиант только вот надо смотаться в банковскую ячейку забрать если будет реальный покупатель но это так ерунда главное смотри тут у меня документы из южного судана на трансфер трёх лимонардов отмыть но нужно найти людей чтоб по счетам раскидать что-то мне подсказывает что я прошёл мимо своего счастья

ПИШЕМ ИСТОРИЮ ВМЕСТЕ

заходит ко мне как-то девушка ну там всё губы шмубы про всё остальное помолчим и спрашивает тут у вас салон красоты я не нашёлся что ответить