МАМА

Мама моя, ныне покойная, Татьяна Максимовна, урождённая Василенко, была человек страшно законопослушный, всю дорогу боялась, что меня посадят "за антисоветчину", интересовалась "где ты всего этого набрался", "был же нормальный ребёнок" и "вот только не надо всё на Сталина валить"... Но тут, уже в достаточно зрелом возрасте пошла она в ЖЭК оформлять очередную льготу, согласно своей безвременной инвалидности 2-ой группы по общему заболеванию. А ей там говорят: - Никаких проблем, уважаемая. Только, у вас паспорт - слегка просроченный, нужно вклеить новую фотографию, и всё будет о'кей. Что тут скажешь - закон есть закон. Конечно, пришлось маме немного потратиться на фотосессию в Доме быта, но грядущая льгота была так близка и желанна... Возвращается через неделю. Происходит следующий диалог: - Вклеили уже? - Да. - Ну вот, и отлично, Татьяна Максимовна. Теперь льгота - ваша по-праву, берите и пользуйтесь. Но законопослушная Татьяна Максимовна, переминаясь с ноги на другую ногу, продолжает вести себя как-то неусидчиво, как бы, не все ещё вопросы утрясены: - А вы, разве, печать там поставить не должны? - Где? - В паспорте. - Какую? - Ну, я там на предыдущих фотокарточках смотрела - есть такой вдавленный штамп "паспорт ссср"... Повисает пауза, превосходящая по продолжительности знаменитую немую сцену из "Ревизора" в полтора раза... Жековская девушка-функционер, в причёске по последней моде журнала "Бурда" (подшивка за 1973), спрашивает, имея круглые глаза: - А разве вам там его не поставили? - делая акцент на слове "там". На что Татьяна Максимовна законопослушно спрашивает: - Где? - Ну там, где вклеивали... - Нет. Я сама аккуратно вырезала ножницами и приклеила. Вы не переживайте, достаточно надёжно. Это же ПВА - мой сын его очень хвалит...