ПАРОЛЬ

Если кто-то думает, что моя жизненная дорога была усыпана, исключительно, лепестками роз, могу успокоить - это не так. Были и препятствия. Например, ровно семнадцать лет назад, где-то в это же время, мне и моему другу Гридасову неожиданно приходит в голову совместная мысль - хватит встречать новый год, пора уже и собаку погулять. Маленькая проблема - мы встречаем новый год на Жилянской, а собака живёт около метро "Дарница". Активистам Гринписа просьба не беспокоится - с собакой всё хорошо, если не считать естественную смерть четыре года спустя. Животное находилась под неусыпным контролем всех соответствующих спецслужб. Женский состав семьи утром прощально выгулял собачку и благополучно отбыл посредством железнодорожного транспорта на историческую родину, не будем их за это осуждать. Но вечерняя прогулка - это уже не столько священный долг, сколько почётная обязанность. Короче, отвлекаемся на душещипательные нюансы. А дело было так. Нас обоих на перроне метро винтят крещатицкие менты. Причём, как потом выяснилось, стартовой причиной явилось не моё легкомысленное поведения, а внешний вид Гридасова, А он, если не присматриваться - вылитый чеченский террорист. За исключением того, что не террорист. Да, в принципе, и не чеченский. В процессе задержания, которое 3-го января, с любой вменяемой точки зрения, является незаконным по-определению, было много всякого взаимного общения пополам с перепалками. Но трижды звонил милицейский телефон, на что сержант неизменно отвечал - "Ереван". Мы, разумеется, были отпущены на свободу с чистой совестью. Но возникла проблема - на "Дарнице" в это время могут и не налить, а на "Черниговской" - круглосуточно, невзирая на все житейские катаклизмы. Дальнейшие события описывает милиция по рации. - Тут двое идут, скользят, падают и смеются. - Вы не знаете, что делать? - Знаем. Но они говорят "Ереван" - Значит - свои. Сопроводить до места безопасной дислокации.